Обережное убаюкивание наших детей - 1

В наши дни мало кто знает и поет колыбельные песни своим крохам. Да и те, что звучат, не содержат духовного начала, не включают в себя родовые знания. А ведь колыбельная песня — это оберег детской души, звено в передаче традиционного мироощущения.

Как баюкали малышей наши предки?…

Удивительно поэтично описывается природа в народных колыбельных. Даже если зарисовка бесхитростна («солнце село, скрылось прочь, день угас, настала ночь»), то уточнение места, где это происходит – «во лазоревом краю» – создает лирический образ. А лазоревый край – это, между прочим, не что иное, как райское место, Ирий (Вырий).

Зачастую в сюжеты баюкающих песенок закладывались идеи защиты детской души, в них зашифровывался обережный смысл. Так, например, в следующих строчках, на первый взгляд, ведущей темой является ничем не нарушаемый покой и гармония мира:

Тишина в лугах, в лесах,

Звезды ходят в небесах,

И дудит им во рожок

Тихий месяц-пастушок.

Он дудит, дудит, играет,

Складно песню напевает,

Да негромкая она,

Только звездам и слышна.

Однако, обратившись к древней славянской традиции, можно отметить: при описании небесного мира звезды уподоблялись душам, а луна и месяц устойчиво соотносились с загробным миром. С другой стороны, в более поздние времена звезды рассматривались как окна в небесном тереме, из которых ангелы смотрят на землю: «Смотрит ангел, а сам каждое дело земное в книгу небесную записывает. А людям-то кажется, что это все звезды сверкают!».

Поэтому и звучит в следующих куплетах тема предпочтительности домашней, семейной песенки вместо мелодии месяца-пастушка для засыпающего ребенка, которому рано отправляться в ангельский мир:

Только звездам, только ночке

В синей сини над селом…

А для нашего сыночка

Сами песню мы споем.

Мы сыночка покачаем

Под припевочку свою:

В ней начало: «Баю-баю!»

А конец: «Баю-баю!».

Иногда картины природы соединяют в себе панораму и фрагмент, как общее и часть его, единство большого и малого, далекого и близкого. Например:

Ветер горы облетает, баю-бай,

Над горами солнце тает, баю-бай».

Листья шепчутся устало, баю-бай,

Гулко яблоко упало, баю-бай,

Подломился стебель мяты, баю-бай,

Желтым яблоком примятый, баю-бай.

Месяц солнце провожает, баю бай,

По цветам один гуляет, баю-бай.

Кажется, что в этом сюжете отдаленные пейзажи обрамляют, окутывая собой, сиюминутную сценку с падением яблока. Но насколько она мимолетна? Обратимся к символике образов этой колыбельной. Ветер в представлениях славян был существом одушевленным и могущественным, домом его считались недоступные места, например, высокие горы, и в ряде случаев он связывался с местонахождением душ. По одному из поверий, с ветром летают души грешников. В нашей песенке ветер облетает собственную обитель, следовательно, не несет в себе угрозы жизни.

Солнце олицетворяло собой источник жизни, тепла и света. Лист выступал символом Древа жизни. О месяце уже говорилось, а цветы – символ земной жизни.

Соединив все значения, можем заключить: речь идет о том, что в ночную пору, когда персонажи небесного и земного мира тают и отдыхают, устав за день, для защиты души ребенка призываются ушедшие в мир иной предки. Иными словами, в зарисовке природы также присутствует обережный подтекст.

Нередко отдыхающая природа описывается при помощи перечисления уснувших персонажей и мест их ночлега:

Вот и люди спят,

Вот и звери спят.

Белочки на ёлочках,

Медвежатки в норочках.

Птички спят на веточках,

Лисоньки на горочках.

Заиньки на травушке,

Утки на муравушке.

Или:

На лужайке спит трава,

На деревьях спит листва,

Спит осока у реки,

Спят сомы и окуньки.

А также:

Птенчики по гнёздышкам,

Деточки по люлечкам.

Они спят, они спят,

Всему миру спать велят…

И это не простое перечисление зверей, птиц, рыб и растений «в привязке к конкретной местности». Здесь на самом деле доступным для ребенка образом сформулирована идея единства всех царств природы, присущая славянской традиции; мысль о том, что синхронность поведения с их обитателями – основа гармоничного сосуществования и поддержания цельности мира.

С другой стороны, в колыбельных изображаются позитивно окрашенные картины будущего дня, в котором пробудившаяся природа добросердечно одарит:

Скоро ноченька пройдет,

Красно солнышко взойдет.

Свежи росушки падут,

В поле цветушки взрастут,

Сад весенний расцветет,

Вольна пташка запоет.

Люли, люшеньки, люли,

Ты, сыночек, крепко спи.

Нетрудно заметить, что в подобных словах передаются чувства безопасности и радости жизни. Символика использованных здесь образов включает силы небесного мира (солнце, роса, пташка) и земного (поле, цветы, сад), причем они рисуются в исключительно светлых и беспечальных тонах.

Вот на этой оптимистической ноте можно было бы и закончить краткий обзор колыбельных о природе. Но трудно удержаться от восклицания: насколько же непростыми могут оказаться совершенно незатейливые песенки, если присмотреться к ним повнимательнее!

Да, мудрость народная редко заявляет о себе громогласно, но в жизни присутствует, тем не менее, неизменно и вековечно, и каждый, кто захочет, может черпать сокровища из ее кладези – горстями…

Психотерапевтические секреты колыбельных

Ну, как Вам подарок, друзья? Обещала вернуться к теме «колыбельной». Наши беседы могут показаться непоследовательными, но русская культура, как могучее древо, из ствола которого распускается густая крона. Трудно забираться на вершину, не цепляясь за ветки.

И так, мы добрались до ветки по имени «Колыбельные».

Попробуем разобраться, какое значение имеют колыбельные в народной психотерапии.

При первом знакомстве с нашей колыбельной, реакция, в большинстве случаев, одинакова для всех детей: малыш внезапно прекращает плакать, широко раскрывает глаза и, не мигая, смотрит, как будто спрашивая: «Откуда ты знаешь ЭТО?»

Малыш 2-3 месячного возраста ищет глазами источник песни, от 3 до 5 месяцев — смотрит как заворожённый, старше – тянет ручки и просится ко мне. После года – песня действует, как колыбельная для засыпания.

Я пробовала петь разные колыбельные, но такая реакция наблюдалась только на эту.

Обратилась к специалистам по психиатрии, чтобы найти научное объяснение такой реакции. Несомненно, в ней есть некоторые элементы, вызывающие лёгкое гипнотическое воздействие. Это и МЕЛОДИЯ, и особая народная МАНЕРА ПЕНИЯ, когда звук извлекается как бы «из сердца» или «из живота» и «вырезает» пространство (подробнее вернёмся к этому состоянию в других беседах). Такая манера пения как бы закрывает малыша невидимым, но ощутимым «обережным шатром». Посторонние звуки не слышны, не рвут пространство, и не мешают спать. Ребёнок их «не слышит».

Также ПРИХОДЯЩИЕ И УХОДЯЩИЕ ОБРАЗЫ (наподобие движения маятника) вводят малыша в состояние покоя.

С этой колыбельной произошёл интересный случай. У психиатра, с которым мы исследовали нашу колыбельную, есть два 3-х летних сына-близнеца (с «реактивным моторчиком» в определенном месте). Угомонить их практически невозможно.

Мы записали моё пение на диктофон. Мама детей выучила колыбельную и стала укачивать детей. Пошёл невероятный протест, возмущение, что мама поёт не так. Малыши требовали включить диктофон и засыпали только под него. На вопрос, а как надо петь? Дети сказали: «Надо рисовать песню!».

Устами младенца глаголет истина

Современные мамы чаще всего поют, не создавая мысленного образа песни.

Народной традиции рассказа (сказительства), пения, и вообще мировосприятия свойственно СОЗДАНИЕ ОБРАЗА, а не простая передача информации («ин»- извне, внешняя; «формация» – форма).

То есть, не рисуется объёмный, наполненный, многомерный образ, а линейно передаётся «внешняя форма». (Сравните: «ЗНАНИЕ» и «ЗНАНИЯ». Первое – нечто глубокое, полное и мудрое. Второе – множественное число от понятия «информация», набор сообщений).

Информационная подача материала свойственна для современности. Поток информации настолько велик, что её невозможно «сказывать образами». Это ярко видно в манере «тараторить» у дикторов телевидения и радио. Их задача, как можно больше «вывалит» информации, без углубления в её суть.

Человеческий мозг не в состоянии переварить такие скорости и объёмы информации. Мозги, защищаясь, «схлопываются». Это одна из причин, что современные молодое поколение (в своей массе) не любит читать, не любит рукотворные мультфильмы. Не та скорость – уже исчезает способность мозга глубоко вникать в суть знаний. Точно такие же процессы наблюдаем в отношениях полов – не в состоянии «строить» семью. Всё в нашей жизни «одноразовое» и «быстрорастворимое» — даже чувства заменяются поверхностными быстропроходящими эмоциями. Строить отношения некогда, проще сменить партнёра.

Взрослое население защищается от информационного переутомления «жвачкой» тупых сериалов. Это происходит потому, что более глубокую информацию человек уже не в состоянии воспринимать. Мы уже не можем жить без постоянного информационного шума-допинга. Это тот же механизм, как с отравлением городским воздухом. Выезжая в сосновый лес, мы начинаем «болеть» от чистого воздуха, пока не адаптируемся: «Поднесите меня к выхлопной трубе — дайте подышать!».

И так, можно предположить, что ОБРАЗНОЕ МЫШЛЕНИЕ, ОБРАЗНАЯ передача знаний, свойственная русской культуре, оздоровляла нервную систему, сохраняла равновесие психики, следовательно, и физическое здоровье приходило в норму.

Малыш хорошо воспринимает именно старинную колыбельную в народной манере исполнения, потому что она несёт отдых и оздоровление от «отравляющих» бешеных ритмов окружающего мира.

Сама по себе колыбельная песня, обладает удивительным действием «упорядочивать», «раскладывать по полочкам» впечатления дня.

Эти впечатления, по рассказам стариков (по материалам А.Андреева), накапливаются снаружи, перед лицом, и давят на лоб. Поэтому, когда идёт избыток информации, начинает тяжелеть именно лоб, и веки закрываются под тяжестью информационного объёма. Сознание либо «зависает», либо «отключается», либо входит в состояние протеста — «перевозбуждения». И мы либо проваливаемся в тяжёлый сон, как в обморок, не испытывая утром свежести, либо ворочаемся всю ночь.

Колыбельная, как хороший библиотекарь, в конце рабочего дня разбирает завалы книг на столе, и раскладывает их по полочкам на свои места.

Я слышала такое выражение: «Чтобы уснуть, надо набрать силу…»

Колыбельная, приводя в порядок сознание ребёнка, способствует набору силы, которая в свою очередь даёт возможность полноценно отдохнуть и «переварить» впечатлений дня.

Немного практических советов:

1. Успокаивающее действие и упорядоченность даёт горизонтальное поглаживание лба подушечками пальцев справа налево.

Вспоминайте, что и взрослый человек, когда устал или надо подумать, сосредоточиться, интуитивно потирает лоб и глаза, как бы убирая лишнюю информацию с «рабочего стола своего мозга-компьютера».

2. Попробуйте ещё один приём, которым пользовались наши предки:

Соберите внимание на тяжести, которая давит на лоб (вспомните, что «рабочий стол нашего мозга-компьютера» находится в пространстве перед лбом).

Открытой, растянутой ладонью правой руки «шлёпните» себя по лбу. Шлепок должен быть хлёстким, как бы с оттяжкой.

Правильно выполненный приём определяется по характерному звуку, как будто не громко лопнул воздушный шарик. Сразу почувствуете, что тяжесть ушла, брови поднялись, а глаза прояснились.

Этот прием требует определённого навыка – тренируйтесь.

Проверено на себе – очень простой и действенный способ приведения в рабочее состояние хотя бы на время.

Итак, колыбельные обладают свойством «укладывать по полочкам» впечатления дня; вводят в состояние легкого транса, способствующего отдыху, как при медитациях; защищают сознание ребёнка «обережным шатром» от разрушающего действия посторонних шумов и лишних впечатлений.

Но, колыбельные песни пелись не только детям. На поле брани, чтобы успокоить боль при ранении (обезболивающий эффект) и дождаться помощи, воины сами себе пели колыбельные, которые знали с детства. Иногда приходилось так держаться не один день.

Почему же современные мамы не могут петь колыбельные? Сначала им самим нужно «полечиться», «утихомирить» свой избыточный внутренний «шум» с помощью колыбельной. Только после этого малыш сможет воспринимать её пение. Для этой цели лучше всего служат именно старинные колыбельные, которые выверены временем и мудростью народа.

Колыбельные, как метод формирования мировоззрения. Традиции.

Психотерапевтические свойства колыбельных ещё не закончились.

Русской народная культура не только отражала, но и формировала различными способами мировоззрение человека.

В частности, снимала страх смерти, и формировала философское отношение, (приятие), всего, что происходило в жизни общества. Философский взгляд, помогал легче переносить стрессовые ситуации, делал психику устойчивой.

О здоровой психике народа свидетельствует русский язык.

Были «чувства». Между «эмоциями» и «чувствами» большая разница. «Эмоции» — это нечто поверхностное, проявление сиюминутного настроения, неуравновешенности. Вы же не скажете любимому человеку: «Я испытываю к тебе эмоцию любви». Он воспримет это как издевательство или шутку.

Но, если вы скажете, что испытываете «чувства» — отношение к вам изменится, потому что «чувства», даже отрицательные – это нечто глубокое и достойно внимания.

Казалось бы, жизнь раньше была полна войн, трудностей, потерь, а человек был более стойкий психологически, чем представители нашего времени.

Это происходит, потому что мы практически потеряли систему формирования «приятия» жизни в любом её проявлении. Вместо философского, мудрого взгляда, появился «пофигизм». И это не одно и то же — за «приятием» стоит психологическая устойчивость, а за «пофигизмом» — страх жизни.

Смена ценностей, исчезновение традиции как таковой (а, следовательно, и исчезновение способов передачи «знания», проверенного временем), привела к разрушению психологической устойчивости человека.

Посмотрите на современных детей. Они практически не управляемы. Всё общение идёт в основном на крике – признак бессилия и отторжения. Убеждение «срабатывает» редко, не говоря о договорах, на основе которых строилось воспитание в традиции (подробнее в других беседах).

Как же формировалось «приятие» неизбежного и снимался страх смерти? Это происходило через построение жизни по «коловороту» (календарные обряды), сказки, сами обряды и внутреннему укладу семьи и общества.

Один из способов формирования «приятия» — колыбельные.

Посмотрим это на материале нашей колыбельной.

Мелодия и манера пения давала состояние умиротворения, созерцания. На фоне этой мелодии разворачивается картина творения мира, вселенские масштабы, которые ребёнок на подсознательном уровне «помнит» и понимает. Вспомните, как смотрит ребёнок, когда первый раз слышит нашу колыбельную.

Малыш «видит» образы, как бы «узнаёт», «вспоминает» то, о чём поётся в песне.

Он глубоко «чувствует» свою принадлежность к этому огромному миру и «принимает» естественность, закономерность и неизбежность всего, что в нём происходит. Сознание ребёнка близко к сознанию наших предков. Так же как и они, малыш воспринимает мир через образы. Его сознание ещё не замусорено проблемами личностных отношений взрослых людей, поэтому легко воспринимает и принимает «ЗНАНИЕ» о законах развития мира.

Итак, пройдёмся прямо по тексту колыбельной:

Ай ту-ту, ту-ту, ту-ту…

Не вари кашку круту — (Начало творения (заваривания) мира,

тонкоматериальная среда)

Вари жиденькую,

Молочненькую — (Постепенное уплотнение материи. Вспоминайте:

«молочные реки,творожные берега» — материя сознания

уплотняется)

Куму угощать,

А где кума?

А где кума?

За ворота ушла — (Кума – символ той «силы», в русской традиции она

называлась «охотой», которая привела в движение

эволюционный процесс.

«За ворота» — символ расширения мира, движения).

А где воротА?

Вода унесла — (появляется вода, ещё более плотная материя. О воде

пойдёт особый разговор в других беседах).

А где вода?

За горы ушла — (образуется суша, земля).

А где гора?

Черви выточили — (появляются простейшие живые существа).

А где черви?

Гуси выклевали — (появляются более сложные представители животного мира) .

А где гуси?

За тростник ушли

А где тростник?

Девки выдергали — ( образ человека, охотничества и земледелия).

А где девки?

За мужья ушли — ( отношение полов, образование семьи)

А где мужья?

На войну ушли — (социальные отношения, история, воинский долг, как составная

часть жизни).

А где война?

Война выгорела — (всё имеет начало и конец. «Выгорела» — символ очищения огнём)

А где пепелок?

Унёс ветерок — (образ смены состояний, ухода беды, забвения и успокоения)

А где ветерок?

Улетел на Восток — (Завершение цикла, жизненного круга, эволюционного

периода,возвращение к началу. Очерчен круг жизни.

Всё возвращается к истокам).

А где Восток?

Там, где Солнышко встаёт — (Солнце – символ жизни, воскресения, нового дня,

нового витка развития. Далее всё начинается

сначала).

Подводим итог:

Ребёнок получил и чувство естественности того, что происходит в жизни; приятие неизбежности конца и социальных событий; надежду на возрождение (предки признавали теорию реинкорнаций, бессмертия души); Одновременно получал знания об устроении мира.

И немного о мелодиях колыбельных.

Разнообразие не велико. Наша колыбельная поётся на мотив «Чижика-пыжика». В основе всех мелодий традиционных колыбельных, лежит русская плясовая «Барыня»!

Не спешите записывать меня в сумасшедшие, мол, «колыбельная и плясовая»!

Эта связь говорит лишь о том, что для любой формы жизни, будь то сон или пляс, использовались приёмы психотерапии. Стресс, напряжение, обиды «выпускались» либо через сон (выражение «с бедой надо переспать» и «утро вечера мудренее») или через лихой пляс с песней, типа «Барыни».

Задумайтесь: только до наших дней дошло 143 народных праздника. Почти каждые 3 дня праздник – психотерапия. Умели работать, умели и восстанавливаться.

На сегодня достаточно! Приготовили ладошку и «шлёпнули» себя по лбу, чтобы сказанное улеглось по полочкам.

http://www.liveinternet.ru/users/4033731/rubric/2500207/page1.html

источник:https://mam2mam.ru/articles/children/article.php?ID=22753